Ко мне в руки разными, порой чудными способами попадают удивительные книги. Та, о которой я сегодня хочу рассказать, досталась мне даром: в спортзале, который мы арендуем нашей волейбольной командой, лежали пакеты с книгами и журналами, которые собрала эта школа для отправки на макулатуру. Мое любопытство и неподдельный интерес к книгам, тем более таких брошенных, дряхленьких, в данном случае представляющие собой один из элементов истории той эпохи (50-70-е гг. издания). Так вот, все эти качества, перечисленные выше, натолкнули меня на просьбу, которую я обратила к физрукам спортзала: разобрать все пакеты и выбрать себе книги, дабы забрать их в свою небольшую (2 коробки), но безумно ценную для меня коллекцию. 
Я набрала немало книг, среди них были: «Стихи, написанные А.С. Пушкиным в Михайловском», «Сказки народов Индии», несколько томов, любимого навека В.В. Маяковского, труды С. Цвейга, И. Бунина, сборник лирики XX века, учебники по Истории Отечественной литературы и прочие замечательные издания. Нагрузив ребят из нашей команды, которые любезно предложили меня доставить домой с этой кипой книг, я предвкушала новые истории, в которые мне с нетерпением предстоит погружаться с головой (здесь мне хочется чтобы в сутках было куда больше часов, чем каких-то 24). 
Дочитав труд Г. Г. Маркеса «Сто лет одиночества», который был некогда посоветован мне одним из моих преподавателей (о ней я упомяну ниже), времен, когда я еще училась в ВУЗ-е на филологическом ф-те (здесь я корчу из себя зрелую и опытную мадам, потому что с момента окончания учебы прошло всего восемь месяцев) , я принялась не спеша переводить взгляд с книги на книгу на полках, в поисках новой пищи для рефлексии. И нашла собрание рассказов, пародий и памфлетов, до этих пор незнакомого мне русского советского писателя, сатирика, фельетониста, Аркадия Сергеевича Бухова.  Предисловие мое несколько затянулось, ибо сказать мне хотелось всего-то пару слов, дабы привлечь внимание к столь потрясающей персоне, как Бухов, но вышло иначе, за что и прошу у вас прощения. 
О жанре памфлета, мы, студенты журфака, были наслышаны от нашего преподавателя истории зарубежной/отечественной журналистики, стилистики и других предметов, связанных с этой специальностью. Очень плотно отпечатались в памяти, думаю, что не у меня одной, угрозы Марии Львовны: «Если вы мне на экзамене назовете такой жанр как памфлет памплетом, пуфлетом или еще как, пересдавать экзамен/зачет (журналистские жанры, если не ошибаюсь) будете долгое время». Честно говоря, на меня эти забавные и милые угрозы не наводили страха, потому как я уже была знакома с памфлетами моего горячо любимого и обожаемого С. Д. Довлатова и знала, как пишется, произносится это каверзное слово. Но вспоминать, как порой весело и неоднозначно проходили наши лекции, приятно (плакать конечно не буду, но взгляд томным сделать постараюсь).  Вернемся к Аркадию Бухову. Когда я впервые открыла книгу, то враз проглотила «Начинающих», «Неотвратимое», «Веселую Ёлку», «Потомков». Тогда я совершенно точно поняла, что этот молодой человек «мой»! В том смысле, что сама манера его пера мне нравится, она меня восхищает, а юмор своей искренностью и прямолинейностью умиляет и веселит. Знакомьтесь, друзья, с этим незаурядным публицистом, который родился в конце XIX века, а творческая деятельность его уже приходится на XX век.

http://www.oldrussian.com/buhov/p21.shtml
Здесь вы сможете лучше ознакомиться с трудами Аркадия Сергеевича

Я рада тому, кто дочитал; тому, что вы дочитали, искренне надеюсь, что вы испытали такое же удовольствие, как и я.